[bvi]

«Мы видим малейшие искажения в статистике ЕГЭ» Замглавы Рособрнадзора Анзор Музаев — о грядущей экзаменационной кампании и изменениях, ожидающих выпускников

В ближайший понедельник в российских школах начинается основной этап сдачи ЕГЭ. Перед стартом кампании замглавы Рособрнадзора Анзор Музаев в интервью «Известиям» рассказал о новых технологиях в борьбе с подсказками и шпаргалками, о том, как удалось сэкономить на организации экзамена и когда задания для выпускников начнут рассылать по регионам в виртуальном режиме. Чиновник сообщил и о грядущих изменениях: уже в следующем году желающие смогут сдать китайский язык, также готовится постепенный переход на онлайн-апелляцию.

В ближайший понедельник в российских школах начинается основной этап сдачи ЕГЭ. Перед стартом кампании замглавы Рособрнадзора Анзор Музаев в интервью «Известиям» рассказал о новых технологиях в борьбе с подсказками и шпаргалками, о том, как удалось сэкономить на организации экзамена и когда задания для выпускников начнут рассылать по регионам в виртуальном режиме. Чиновник сообщил и о грядущих изменениях: уже в следующем году желающие смогут сдать китайский язык, также готовится постепенный переход на онлайн-апелляцию.

Вторая часть этой технологии — сканирование выполненных работ. Время сканирования мы отслеживаем. Если видим какие-то серьезные задержки, у нас могут возникнуть вопросы, почему процесс идет так долго, и мы связываемся с организаторами.

— Будет ли развиваться система контроля за участниками ЕГЭ?

Ребята волнуются перед ЕГЭ, иногда просто забывают оставить телефон. И вдруг аппарат зазвонил прямо во время экзамена. Молодой человек им даже не воспользовался, а всё равно удаляется. Чтобы не было таких нелепых случайных эксцессов, и нужны все эти профилактические меры.

— Появились ли какие-то новые способы поймать нарушителей?

— У нас есть технология, которая может выявить необъективные результаты в пункте проведения экзамена. Всех секретов раскрывать не хотел бы, но могу сказать, что она позволяет нам увидеть малейшие искажения в статистических данных ЕГЭ. И это позволяет нам вычислить нарушения. Благодаря этой технологии мы поднимали видео, которые хранятся три месяца после экзамена, и выявляли нарушителей, использовавших телефоны или шпаргалки, или попытки организаторов помочь выпускнику.

Эта же технология позволяет нам выявить слабые места и региональной системы образования, и отдельно взятого учителя, и оказать им методическую поддержку.

В дальней перспективе программы смогут анализировать результаты ученика за весь период его обучения в школе. Эти данные заменят портфолио и будут совершенно объективными. Если человек с 4-го класса получал двойки, а тут вдруг в 11-м классе получил 100 баллов, система сразу укажет на несоответствие. Когда эти технологии будут созданы и внедрены, нам уже не нужны будут никакие металлоискатели, рамки и камеры.

— В последнее время выпускники стали всё чаще выбирать для сдачи предметы естественнонаучного цикла. Если такая тенденция сохранится, потребует ли это дополнительных корректировок процедуры?

— Проведение экзамена по этим предметам не предполагает особого материально-технического оснащения аудиторий, поэтому пока, на наш взгляд, дополнительных корректировок не требуется.

Однако мы понимаем, что выполнение практических и лабораторных работ — значимый компонент изучения физики, химии и биологии. На экзамене по физике в 9-м классе участники уже сейчас выполняют практическую работу.

В перспективе было бы полезно включить в ЕГЭ по физике и химии практические работы с использованием реального оборудования и реактивов.

— Как идет подготовка к введению после 2022 года обязательного ЕГЭ по иностранному языку?

— Экзамен будет, скорее всего, разделен на базовый и профильный уровни, как математика. Уровень профильной сложности предназначен для ребят, которые выбрали филологию для дальнейшего изучения. Тем, кому необходимо получить аттестат, больше нужен разговорный иностранный для жизни и для общения. Здесь требования к контрольно-измерительным материалам будут совершенно другие.

Сейчас мы готовы к введению еще одного языка для выбора при сдаче ЕГЭ – китайского. Все работы уже завершены, мы готовы внедрять. Китайский язык на различных ступенях у нас изучают около 8 тыс. школьников. Мы предоставим им возможность сдавать по нему экзамен. Со следующего года планируем вводить в штатный режим.

— Будет ли меняться система апелляции в ближайшие годы?

Мы едва ли не единственная страна в мире, где есть возможность подать апелляцию и оспорить свой результат. В Москве и еще ряде регионов процедура уже проходит в онлайн-режиме. Участнику не надо никуда приезжать. Поднимается работа, эксперт и тот, кто подал апелляцию, обсуждают ее и принимают решение.

В будущем мы хотим распространить эту практику по всей стране. Для этого планируется использовать облачные технологии. А чтобы полностью исключить возможность влиять на процесс, апелляцию из одного региона станут рассматривать в другом. При этом участники обсуждения не будут знать, из какого региона эксперт и апеллянт. Будет пул экспертов, которые из «облака» получат задания и решат, засчитать ли этот балл.

Роcобрнадзор перекроет «утечки» ЕГЭ
Новая технология позволяет определить конкретного ученика, «слившего» ответы на ЕГЭ в сеть

— Какие выводы сделаны в этом году по итогам анализа средних баллов выпускников последних лет?

— Последние несколько лет средние баллы по всем предметам находятся в целом на одном и том же уровне. Ожидать их бесконечного роста неправильно — можно самих себя в тупик загнать. Сейчас мы пришли к золотой середине. Если через несколько лет увидим устойчивый рост средних баллов, это будет означать, что уровень подготовки выпускников растет. Соответственно, мы должны будем принимать решение усложнить задания, чтобы снова вернуться к этим позициям. Усложнение заданий — это шаг вперед для нашего образования в целом. Это ориентиры для школы.

По итогам ЕГЭ-2018 мы подготовим доклад для правительства и дадим свои предложения. Пока мы не готовы говорить, что что-то надо менять. Надо провести кампанию и посмотреть итоги.

— Из года в год в период экзаменов родители жалуются на большие нагрузки и эмоциональное напряжение у детей. Возможно ли как-то решить эту проблему?

— Мы не создаем искусственно эти переживания. Скорее их создает общение с родителями.

Раньше добавляли волнения сами школы, в 11-м классе педагоги начинали учебный год с каких-то угроз: «Вот теперь вы попляшете». Школы мы уже научили, что не надо пугать выпускников.

Понятно, что у родителей большие ожидания. Часто те, кто сам был троечником, рассматривают 100 баллов не как достижение ребенка, а как свое личное. И начинают травить детей за недостаточно высокие баллы. Это неправильно.

В преддверии ЕГЭ мы всегда призываем родителей не давить на выпускников. Лучше сказать перед экзаменом золотую фразу: «Я тебя люблю не за количество баллов, которые ты наберешь, а за то, что ты у меня есть».